Образовательный портал Ucheba.com -  главная страница Повышение квалификации учителей
Каталог учебного оборудования, Перечень учебного оборудования РАО с комментариями, Минимальный перечень учебного оборудованияЭкзаменационные билеты, Тематические планы, Поурочные планы, Методическая копилка, Информационные технологии в школе Психология, Дошкольное воспитание, Управление образованием, Внеклассная работа, Дополнительное образованиеПедагогическая пресса - Справочник руководителя образовательного учреждения, Игра и дети, Дошкольное воспитание, Иностранные языки в школе, Педсовет, Последний звонок   и др.Гостевая книгаОбратная связь
психология
дошкольное воспитание
управление образованием
внеклассная работа
дополнительное образование
Полезные ссылки
Дистанционное образование

Рекомендуем:

Учебное оборудование и учебные пособия

Психология > Психология и школа

А.Г. Лидерс
доцент кафедры
возрастной психологии
ф-та психологии МГУ

Общая типология методик психологического обследования семьи

Наиболее интересной представляется типология методик психологического обследования семьи с точки зрения сферы, внутри которой методика возникла или наиболее широко использовалась после заимствования извне. В этом смысле методики могут быть:

- психологическими, т.е. родившимися внутри психологической практики или психологических исследований и обслуживающими психологию семьи;

- клинико-психологическими, родившимися и обслуживающими клинику – психиатрию и психотерапию (прежде всего) и семейную терапию (в частности);

- социологическими или социально-психологическими, родившимися внутри социологических или социально-психологических  практических и теоретических разработок и обслуживающими прежде всего их;

- педагогическими,  обслуживающими педагогическую практику;

- системными, т.е. собственно «семейными», родившимися внутри системных (структурных, интегративных и прочих целостных) концепций семьи, наиболее известным представителем которых в России является системная семейная психотерапия (Черников, 1998; Варга, 2001). В этом смысле этот тип методик можно условно назвать системно-психотерапевтическими, в отличие от клинико-психологических как досистемных;

- психосемантическими,  родившимися и существующими на стыке психологии, лингвистики, социологии, обслуживающими прежде всего научные исследования в этих областях, но имеющими и прикладные выходы, например, в область исследования так называемых имплицитных теорий семьи у психологов-консультантов и семейных психотерапевтов (Лидерс, Минеева, 2003, 2004).

В этой типологии чисто педагогические методики обследования семьи и чисто социологические методики обследования семьи нас сейчас интересовать не будут. Вероятно, в этих двух областях сделано немало, и психологу надо держать их в виду, но мы не является специалистами в этих областях.

Таким образом, остаются методики:

- психологические,
- клинико-психологические,
- социально-психологические,
- системно-психотерапевтические,
- психосемантические.

Объем методического материала внутри каждого их этих типов совершенно различен. Мера разработанности, объективированности и вовлеченности этого материала в психологию как сферу научных и практических разработок также совершенно различна. Нас будут интересовать как раз именно хорошо разработанные, объективированные в виде научных и методических публикаций и апробированные в практике или в научных исследованиях психологов методики. Лишь в некоторых – трех-четырех – случаях мы хотели бы познакомить читателя с только заявленными, инновационными и многообещающими разработками, открывающими, возможно, совершенно новые подходы к психологическому обследованию семьи или же касающиеся таких сфер семейной жизни, которые  оставались совершенно «пропущенными» до последнего времени. Можно сказать, что мы будем еще только работать на «вовлечение» этих методик в психологическую практику.

Не менее интересно провести исторический анализ методик психологического обследования семьи. По крайней мере в России семейная психология как наука и как практика «кристаллизовалась», манифестировалась на глазах нынешнего поколения психологов. Эта происходило на протяжении последних 30 лет. Но это – история. Можно указать специфические исторические моменты (исторические периоды), когда в России тот или иной тип методик господствовал или развивался наиболее бурно.

С нашей точки зрения, в истории развития той сферы психологии, которую мы назовем сферой методов и методик психологического обследования семьи, можно выделить следующие этапы:

Нулевой этап – этап предыстории. Психология семьи как научная дисциплина и сфера практики отсутствует. Соответственно, отсутствуют методики психологического обследования семьи, хотя, вероятно, существуют какие-то педагогические подходы к семье как агенту семейного воспитания и социализации [см.: Введенов, 1953; Петровский, 1963]. Мы датируем этот этап верхней его границей – серединой 70-х годов ХХ столетия.

Первый этап —  клинико-психологический. Он и начинается с начала-середины 70-х годов прошлого столетия. Семейной психологии как науки и сферы практики все еще нет. Но в недрах психиатрической и психотерапевтической клиники возникает и укореняется подход к семье как психогенному фактору в генезисе неврозов, психотических и невротических состояний и акцентуаций характера, с одной стороны, и как к среде реабилитации психически больных, с другой.  Именно для нужд клиники  и самими клиниками (психиатрами и клиническими психологами) разрабатываются (тест АСВ Эйдемиллера-Юстицкого, например) или же переводятся с других языков (методика Рене Жиля, например) первые собственно психологические тесты для обследования семьи.

В этот период, который, с нашей точки зрения, заканчивается в 1980 году с появлением первых семейно-психологических консультаций для населения в нашей стране, определенная активность идет и в других сферах.

 В теоретической психологии, например,  в рамках психогенетических исследований близнецовым методом (И.В. Равич-Щербо и др.) для операционализации и фиксации особенностей социальной среды  начинают использоваться некоторые зарубежные психологические тесты, например, тест Рене Жиля. Лаборатория Лисиной-Рузской разрабатываем тематику типов общения ребенка с матерью.

В социологии, первые институции которой в бывшем СССР зародились еще во второй половине 1960-х годов, потихоньку обнаруживается интерес к тематике семьи и брака.

В самой клинике кроме подхода к семье как к психогенному фактору обнаруживается и другое отношение, которое имплицитно содержится, с одной стороны, в семейной психотерапии, начинающей находить свое место среди других видов психотерапевтической практики в нашей стране как раз в те годы, а с другой стороны, в понятии так называемого функционального диагноза (Воловик), возникшего в рамках концепции психиатрической реабилитологии.  Как известно, функциональный диагноз – это диагноз не болезни, а больного в болезни. Он объединяет в себе три составляющих: что нарушено в психике, что сохранно в психике и является опорой для коррекции и терапии, и что сохранно в социальных, межличностных связях больного и также может быть использовано в реабилитационной работе с ним. С нашей точки зрения, именно внутри понятия функциональный диагноз и возникает позже понятие семейный диагноз. К характеристике сохранного в социальных (прежде всего, семейных) связях больного добавили характеристики нарушенного, перенесли локус внимания с этапа реабилитации на этап постановки диагноза и поиска причин (генезиса) заболевания, — вот и получился (мы упрощаем, конечно) семейный диагноз [1].

Второй период имеет четкое начало: в 1980 году сразу в нескольких городах СССР открываются первые семейно-психологические консультации для населения. Их появление – не заслуга психологии, клиники или социологии, а скорее следствие попытки семейно-полической «интервенции» государства: необходимо было уменьшать разводность и повышать рождаемость в нашей стране.

 Мы предлагаем назвать этот период социально-психологическим, так как именно социальная психология, с нашей точки зрения, наиболее хорошо поработала в то время  на разработку инструментария психологического обследования семьи. Семейную психологию как сферу практики начинают разрабатывать именно  социальные психологи и социологи. Рядом с ними  работают индивидуальные (т.е., можно сказать, общие)  психологи-консультанты, постепенно к ним присоединяются возрастные психологи, клинические психологи и специальные психологи.

Более трудно указать окончание второго периода. С нашей точки зрения, критерием окончания этого периода, абстрактно говоря, могли бы стать следующие события:

а) выход из печати книги, заявляющей о конституировании новой отрасли психологии – семейной психологии или психологии семьи;
б) возникновение некоторой совершенно новой психологической практики по отношению к семье;
в) институциализация семейной психологии, например, открытие Института психологии семьи или включение семейной психологи в Госстандарт подготовки психологов и пр.

К сожалению, в те годы ничего подобного не произошло. Правда, в 1989 году выходит книга «Семья в психологическом консультировании» [Бодалев, Столин, 1989],  а в 1994 – «Семейное и индивидуальное психологическое консультирование» [Алешина, 1994], которые подводят итоги периода, но не конститутируют новую  отрасль психологии – психологию семьи, оставаясь в предмете консультативной психологии. Нет оснований и для указания на другие институциональные изменения статуса сферы психологического обследования семьи.

И все же мы попробуем указать на событие, претендующие на критерий окончания второго периода развития этой сферы.

С нашей точки зрения, таким событием является появление в первой половине 1990-х годов долговременных обучающих программ по системной семейной терапии. Дело в том, что семейное консультирование как таковое оказалось невостребованным. Практическая – т.е. помогающая – психология в нашей стране, возникнув во многом именно как семейная практическая психология в самом начале 80-х годов, уже к концу 80-х – началу 90-х годов стала отождествляться со школьной практической психологией. Школьный психолог стал образом практического психолога. Государство (с 1989 года) решило готовить по ускоренной программе на спецпотоках университетов и институтов  школьных психологов (педагогов-психологов — так их назовут впоследствии). Школьным психологам, очевидно, было не до семьи. Семейное консультирование в школе не прижилось [2].

Определенный застой стал ощущаться и в области разработок новых методик психологического обследования семьи.  И только «поднятие планки» - появление в нашей стране  на сцене семейной психотерапии в форме системной семейной психотерапии, символом чего стали, с одной стороны, защищенная А. Черниковым диссертация по системной семейной психотерапии и его книга 1997 года (Черников, 1998), а с другой (позже)  – конституирование Общества  семейных психотерапевтов и консультантов с его долговременными обучающими программами, - возродило психологическую практику по отношении к семье на новом уровне, но потребовало нового психодиагностического инстументария [3].

Поэтому третий этап  – системно-семейно-психотерапевтический – начинается в начале – середине 90-х годов. Понятия системной теории семьи Боуэна, циклическая модель Олсона,  генограмма, системный тест Геринга и другие достояния системной семейной психотерапии (в широком смысле, т.е. как объединяющей множество рядом развивающихся концепций семейной психотерапии)  стали господствующими и хорошо работающими. Переводятся и внедряются в психологическую и психотерапевтическую практику многие методики – тест Геринга, семейная доска, FACES и др. Генограмма становится обыденным методом консультанта и исследователя в этой области.

Удивительно, но быстрое «завоевание плацдарма» —  интересующей нас сферы психологического обследования семьи —   системной семейной терапией стало, с нашей точки зрения, во многом возможным потому, что социальные психологи, монополизировавшие на предыдущем этапе область исследований семьи в психологии и во многом двигавшие практику семейного психологического консультирования, не закрепили свои достижения институционально:  не только нет книг социальных психологов по психологии семьи, но соответствующего раздела нет и в учебниках по социальной психологии, а в тех редких учебниках [4], в которых такой раздел есть, он написан социологами и является, по сути, социологическим и игнорирующим те достаточно многочисленные диссертации по семейной тематике, которые социальные психологи успели во второй половине 90-х годов защитить. Ничто не говорит ныне, что есть такая область знания или практики – социальная семейная психология: нет таких кафедр, нет лабораторий семейной психологии,  нет учебников по семейной социальной психологии, нет этой дисциплины в Госстандарте подготовки психологов. Впрочем, в оправдание социальных психологов надо сказать, что  ничего такого нет и за пределами социальной психологии — семейная психология попросту до последнего времени была «пропущена»  в инфраструктуре психологии [5]. Например, в Государственном НИИ семьи и воспитания, перешедшем в середине 90-х годов из ведомства Госкомтруда  в ведомство Российской академии образования, не было и нет лаборатории психологии семьи!

Системная семейная психотерапия оказала влияние и на другие слои этой сферы – на клинический и досистемно-психотерапевтический, на психологический, в котором активизировались возрастные психологи, и др. Рядом с системной семейной психотерапией в нашей стране стали возникать и крепнуть альтернативные подходы – интегративная семейная психотерапия, гештальт-подход в работе с семьей, идеология семейных расстановок, семейная психодрама  и пр.  Наконец,   сама системная семейная психотерапия из «писка моды» стала постепенно переходить в область «хрестоматийных истин», на смену ей постепенно приходят другие модные направления психотерапии.

Все это и многое другое свидетельствует, что этап господства системно-психотерапевтических методов обследования семьи заканчивается. Намечаются контуры четвертого этапа. Несколько интересных методик обследования семьи разработано в последние годы возрастными психологами. Исследовательские (диссертационные) работы по психологии семьи стали все смелее выходить за пределы собственно социальной психологии, все более «нащупывая» свой отдельный предмет – семью как целостность. Вопрос о конституировании семейной психологии в инфраструктуре психологии все более живо обсуждается (кстати, как раз не социальными психологами!). Возникает такая интригующе свежая отрасль как психология родительства (как продолжение и, в известном смысле обобщение, перинатальной психологии). Но все же угадать ядерные характеристики этого нового этапа развития интересующей нас сферы еще трудно. Скорее всего, его содержанием будет конституирование семейной психологии как отдельной и самостоятельной отрасли психологии со своим предметом изучения (онтологией), специфическими методами, частными теориями и пр. Все  это даст возможность открыть кафедры и лаборатории семейной психологии, ввести ее как обязательную дисциплину в Госстандарт подготовки психологов, ввести специализацию по семейной психологии, а в конце концов – и саму семейную психологию как ВАКовскую специальность (или специализацию). Но все это – только предположения, которые, впрочем, могут стать целями.

Таким образом, исторические этапы  развития в нашей стране сферы психологического обследования семьи, задающие своеобразную типологию методик обследования, таковы:

Нулевой этап – как предыстория, до начала - середины 70-х годов. Назовем его педагогическим.

Первый этап — клинико-психологический. С начала - середины 70-х годов до 1980 года.

Второй период — назовем его социально-психологическим. С 1980 года до начала - середины 90-х годов.

Третий этап — системно-семейно-психотерапевтический. С начала - середины 90-х годов до 2001–2002 года.

Четвертый этап – собственно этап конституирования семейной психологии как отдельной области психологического знания – с 2002–2003 года.

Наконец, третья типология методик психологического обследования семьи базируется на представлениях последнего реализовавшегося этапа – на представлениях о семье как системе, состоящей из подсистем.

В семье как системе традиционно выделяют следующие подсистемы:
- супружеская подсистема,
- детская подсистема,
- родительско-детская подсистема как реализующая функцию социализации в семье,
- гендерные подсистемы – женская и мужская.

Кроме того, в семье, как известно, выделяются временные коалиции.

Это значит, что все методики психологического обследования семьи, вообще говоря, могут относиться:

- к семье как целому,

- к супружеской подсистеме,

- к детской подсистеме,

- к подсистеме родительско-детских отношений,

- к гендерным подсистемам.

Методики гендерных исследований нас сейчас не будут интересовать. Собственно детская подсистема — взаимоотношения между сиблингами (детьми) в семье — традиционно обследуется, как правило, теми же методиками, что и родительско-детские отношения. Таким образом, эта типология упрощается до трех сфер:

1) методики обследования семьи как целого, как системы;
2) методики обследования родительско-детских отношений (как бы эти отношения не операционализировались в самой методике);
3) методики обследования супружеской подсистемы.

С нашей точки зрения, прослеживается определенная взаимосвязь всех трех типологий. Анализ показывает, что первая сфера – это методики из ядерных и маргинальных слоев системной семейной психотерапии.  Вторая сфера – это методики из клинического этапа развития методов обследования, и частично —  достижения возрастных и педагогических психологов. Третья сфера – это в основном достижения социальных психологов и социологов, лишь частично к ним добавляются методики из гуманистической психологии, из сексологии и др.

Именно эта простая типология и будет положена в основу структурирования методического материала в нашем учебном пособии-практикуме «Психологическое обследование семьи» (М.: Академия, 2005).  Первый диагностический раздел будет посвящен методикам обследования родительско-детских отношений. Второй диагностический раздел пособия будет посвящен супружеской подсистеме. Третий диагностический раздел будет посвящен методикам обследования семьи как целого (системы). Вне этой типологии мы выделили еще ряд методик, которые носят специальный (часто маргинальный) характер. Часто это исследовательские методики, еще не ставшие устойчивыми, определенными, собственно диагностическими или клиническими. Они достаточно интересны не столько своим методическим содержанием, сколько предметным, исследовательским. И все же – они уместны в нашем пособии и не бесполезны для психолога-практика.

Примечания

[1] Более подробно см: Эйдемиллер и др. Семейный диагноз. СПб., 2003.

[2] Это и понятно, так как согласно практически общему мнению, семейное психологическое консультирование – это часть семейной психотерапии. А психотерапии в исполнении  школьного психолога нет места в школе.

[3] В этом смысле, характерна судьба теста ОРО – Опросника родительских отношений Варги-Столина. Разработанный на досистемных позициях, он был попросту «заброшен» (так как нуждался в серьезной доработке и сегодня еще нуждается в ней!) авторами. Столин ушел из науки в консальтинговую практику, а Варга стала одним из ведущих системных семейных терапевтов и пользуется для обследования семьи другими методиками. Тест ОРО живет сам по себе, хотя, конечно, имя разработчиков придает ему «шарм».

[4] Удивительно, но разделов по психологии семьи нет не только в отечественных учебниках по социальной психологии, но и во многих  переводных изданиях!

[5] См. об этом материалы Всероссийской конференции 2004 года по психологии семьи.

E-mail: portal@ucheba.com
Последнее изменение